Край, которым горжусь!

Гордость краяЛьговский район

Башня Шамиля


 

Красиво, изящно, с учетом лет постройки (вторая половина ХIХ века) – исторически ценно. Но не более того, - резюмирует скептик. И будет категорически неправ. Ее значимость предопределена эпохальным событием в судьбе России, случайным участником которого стала курская земля. Предопределено культовой фигурой исторической личности, которую помнят эти стены. В этой башне по преданию когда-то молился предводитель чеченских горцев Шамиль. Это произошло в пepвой половине декабря 1868 года при переезде имама из Калуги в Киев.

Долгие и изнурительные годы Кавказской войны, которую вела Российская империя, явили взорам наших соотечественников целую плеяду неординарных характеров и незаурядных личностей, чьи дела и поступки возбуждали живое внимание современников. Многие из них, будучи представителями обеих противоборствующих сторон, оставили в истории свой след, другим же в памяти потомков был отмерян недолгий век. Но среди всех имен, связанных с кавказскими событиями, пришедшимися почти на все XIX столетие, особое место принадлежит человеку, которому суждено было стать символом Кавказской войны. Его имя — Шамиль. Имам стал иконой для чеченцев. Все, что связано с его именем – для них настоящие святыни. А для всей России – олицетворением одних из самых тяжелых, но героических лет истории.

Окончательным разгромом войск Шамиля во время кавказской войны руководил генерал-фельдмаршал Александр Иванович Барятинский, царский наместник на Кавказе. Сегодня мы бы могли сказать о нем – курянин. Здесь, на территории современной Курской области, его отцом – князем Иваном Барятинским, представителем одной из самых древних и родовитых русских фамилий (двадцать седьмое колено от легендарного основателя Руси варяга Рюрика) было построено имение Марьино. Интересно, что появилось оно на землях, когда-то принадлежавших гетману Мазепе. После Полтавской битвы изменник Мазепа бежал за границу и Петр Великий пожаловал его поместье своему ближайшему сподвижнику светлейшему князю Александру Даниловичу Меншикову. После ссылки Меншикова в Сибирь, вновь конфискованные владения были приписаны к поместьям первой жены Петра I царицы Евдокии Федоровны (Лопухиной). Потом, уже по воле царицы Анны Иоановны они были пожалованы сенатору, вице-адмиралу флота графу Николаю Федоровичу Головину. Внучка этого видного придворного вельможи Екатерина Петровна вышла замуж за князя Ивана Сергеевича Барятинского, которому и принесла в качестве приданого все курские имения. Именно его сын, видный российский дипломат, служивший в лондонском посольстве, Иван Иванович Барятинский заложил здесь трехэтажный величественный дворец. Имение он назвал в честь своей жены. Или, точнее, жен. Дело в том, что князь был женат дважды, и обе его жены именовались Мариями. Первая - англичанка - Мария Франциска Деттон, дочь лорда Шербана. Вторая - Мария Федоровна, урожденная Келлер. Сын Ивана Ивановича, Александр Иванович и поставил точку в Кавказской войне, пленив имама Шамиля. Впрочем, Шамилю был пожалован от российского императора дворянский титул, потом он жил в Калуге, откуда переехал в Киев. Достоверно известно, что по пути он некоторое время гостил в имении своего победителя - дворце Марьино. А для обязательной традиционной молитвы он выбрал башню в нескольких километрах отсюда, напомнившую ему кавказскую архитектуру. Впрочем, до наших дней дошло предание, что в этой башне имам был заточен сразу после своего пленения. Историки эту версию отвергают, подтверждая, тем не менее, факт его визита сюда. Оставленные здесь вещи Шамиля были переданы в музей Дагестанской республики только в 1923 году. 


КОММЕНТАРИИ

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность комментирования.

Рейтинг:

6,8
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность голосования.